Я сексуально озабоченый романтик
Мы высекаем себя из камня, отбиваем ненужное, добавляем необходимое. Человек на самом деле не имеет ничего общего с совершенством Давида, видоизмененный временем, обстоятельствами и своими же руками. У него несколько лиц, целый набор выражений глаз и кривизны улыбки, внешность, изменяющая цвет подобно самому нервному хамелеону. Монстр, трансформер, результат повседневных экспериментов, эксклюзив!
Авторская работа...единственный экземпляр...
«Твоя настоящая улыбка …с клыками острее иглы. Что? Сладкие мальчики приелись...в моде почтительное Зло со вкусом аристократизма, приправленного изысканной игрой... »
Механически застегивает душу на все пуговицы. Сам не свой. Делает невозможное – молчит про себя. Или думает обо всем сразу, зажигая мысли одну от другой в цепной реакции. Первоначальная причина элегантных мерзостей – безысходное отчаяние. Но одиночество и ненависть подводят его к пропасти: на дне простирается мироздание в темных оттенках, будто усыпанное его собственными осколками надежд. Линия красоты, выжженная холодом тупого безразличия. Чистая, непорочная в своем бесстыдном обнажении линия прекрасного, которой он следует, эта та самая знаменитая красота зла.
«Молчи…молчи…молчи…
спрячь руки…даже открытое запястье японской гейши - слишком интимное и дорогостоящее зрелище…не оголяйся…кто-то соблазнится оставить царапину…фаланги пальцев твой предел…»
Сегодня небеса вроде разбитых стекол в подъезде напротив – такие же грязные. Небеса голубых кровей, вены вскрывая аристократом в отчаянии, катится в неизвестное по городам и весям, головой своей непокрытой вскидывая-вглядываясь во все четыре стороны. Это небо сегодня предало, потворствуя безразличием к его судьбе. Так пусть хоть солнце же разобьет себя вдребезги, выбивая чечетку, фламенко каблучками танцуя на асфальте у окна. Нет, все мрачно, серо, как затертая кинолента старого кино. Главное не делать себе больно, не продавать себя дешево, да и не продаваться вообще.
Никому не вырваться отсюда живым. Nobody. Never. Похороненные заживо. Buried Alive. Живые и мертвые. Кровью метящие свою территорию. Вырви-глаз (в прямом смысле слова) - красным расцвечивающие голубые небеса. Комок нервов – перекати-поле по пересеченной местности. Like a rolling stones влюбленный, отринувший всё ради черточки из нуля в бесконечность. Псы, разрывающие горло каждого в каком-то бешенном эпилептическом припадке. Часовая эйфория свободного сосуществования нескольких «я» сменяется – за пару мгновений горьким как полынь и кислым как листья дикого щавеля густым потоком жидкости, намагничивающей взгляды глубиной своего ядовитого цвета. Все это как невероятно яркий сон. Краски только что нанесены кем-то на холст, туман еще не запущен, зато наведена резкость и чист объектив. Почувствовав нечто ненормальное, паранормальное, "мерзкое", не совсем "комильфо"? Замечательно. Феерически просто. Удивляет, но собственно не очень.

@музыка: тихо наигрывая в ночи сначала вальс и ноктюрн, потом колыбельную

@настроение: ломанная эмпатия

@темы: королевство кривых зеркал